К основному контенту

Неочевидность эксплуатации

Социалист отличается от либерала тем, что рассматривает экономические отношения в своем единстве, в отличии от оппонента, видящего тоже самое в частностях. Экономические отношения — это не сумма его частей: фирм, домохозяйств и государства, а их единство в обращении. А если элементы находятся в неделимой связи, то должны иметь одну природу, и этим является труд, точней продукт труда. И возникает проблема, как общий продукт труда распределить между его частями.

Сложность распределения в том, что не весь продукт труда делится. Крестьянин из полученного урожая откладывает зерно на посев и часть оставляет себе, потому что зерно нужно не только для посева, но и для собственного пропитания, чтобы у рабочего были силы зерно посеять и собрать. Остатки урожая является прибавочным продуктом труда, который и делится. В условиях капиталистического производства буржуа не стесняясь делят стоимость воспроизводства рабочей силы. Цена рабочей силы для капиталиста есть размер заработной платы. Но заработная плата только часть стоимости рабочей силы. Действительная стоимость рабочей силы проистекает не из затрат рабочих, например, на обучение, а из общественных издержек на содержание образовательной системы, подготавливающей рабочих. Стоимость рабочей силы складывается из издержек общественно-социального сектора плюс физиологические потребности трудящегося (заработная плата). Эта первая неочевидность, капиталисты платят ниже себестоимости рабочей силы.

Далее. Если крестьянин сберегает продукцию, чтобы воспроизводить рабочий процесс, то и для промышленности нужно сберегать продукцию. Другими словами, капитал есть стоимость, не задействованная в производственных отношениях. Эта необходимость возникает из-за разницы во времени платежных поступлений. Например, нужно сразу уплатить крупную сумму: закупить сырье, оплатить труд рабочих, отремонтировать оборудование. А платежи от реализации произведенной продукции растянуты во времени. Поэтому в первую очередь капитал нужен для денежного обращения в промышленности. В отличие от натурального производства, когда успешная охота позволяла следующие дни затратить на постройку хижины, не нуждаясь в еде.

По сути, капитал — это временное сохранение части продукции. А откуда ему взяться, кто-то должен отказаться от куска хлеба сегодня, чтобы его съесть завтра. Значит, нужно платить процент за пользование капиталом, как поощрение за сбережение части продукции. Но это все равно, что крестьянин осенью помещает зерно в амбар с расчетом, что за сохранность весной у него в амбаре будет больше зерна. Но сохраняя, зерно не приумножается. Капитал не растет, он только позволяет промышленности стабильно работать.

Но если за капитал нужно уплачивать процент, то производитель просто будет продавать продукцию дороже. Человек, сберегающий продукцию, по сути, купит ее позже просто дороже. Он ничего не выигрывает. Но это позволяет капиталисту извлекать доход за счет снижения покупательской способности рабочих. Беднея рабочие производят столько же, а покупают/потребляют меньше, разница создает прибавочный продукт. А эта вторая неочевидность, инфляция — это эксплуатация.

Заманчивые предложения, делать вклады под проценты или покупать акции, всего лишь спекуляция, то есть игра на везение. Банковская система стимулирует рост производства не там, где сделаны вклады, а значит, вернув вклады с процентами в регион/страну просто увеличит количество денег, а не продукцию. Доход трудящихся зависит не от количества денег, а от объемов производимой продукции. Сбережение, по существу, это обмен одной продукции на иную, растянутый во времени. Бартер тут не сработает. Например, крестьянин сберегает зерно, чтобы потом накормить рабочих, которые построят ему дом. Он сберегал дольше, чем строили дом. Если в первую очередь капитал стимулирует денежное обращение, то во вторую очередь он наращивает производственные мощности, когда свободные средства находят применения в производстве. Но рост производственных мощностей снижает объем капитала и его как-то нужно пополнять.

Нужно не забывать прибавочный продукт возникает в общественном труде, при использование рабочей силы, а не в труде рабочего. Трудящийся не способен создавать сбережения, так как получают только часть стоимости воспроизводства рабочей силы. Это все равно, что пытаться сберечь топливо из расчета уехать дальше. Но если требуется 10 литров на 100 км, сберечь топливо, значит не доехать до конечной точи. Так что сберегают те, у кого есть излишки. Эксплуатация и создает излишки. Капиталист платит ниже себестоимости воспроизводства рабочей силы, это раз. Капиталист стимулирует инфляцию, создающую лишнюю продукцию, это два. И капиталист, владея свободными средства, может приобрести средства производства и тем самым контролировать прибавочный продукт общественного труда, это три.

Например, раньше рабочие, точней крестьяне, варили суп
каждый в своей кастрюле. Но капиталист, владея свободными средствами, начал производить объемные кастрюли, вытеснив тару малой емкости, рабочий в отдельности не сможет купить большую кастрюлю. Тут капиталист предлагает разделить общественный труд, суп (средства потребления) — рабочим, точней уже пролетариям, а кастрюля (средства производства) — капиталисту. Получается, рабочий суп в капиталистической кастрюле. Каждый рабочий получает свою порцию супа соразмерно своей тарелке (зарплате), но, главное, на дне огромной кастрюли остаются излишки супа, которые достаются капиталисту. Потому что, во-первых, кастрюля капиталиста и юридически он на остатки может претендовать, а во-вторых, как поделить кастрюлю, распилив ее, она становится не пригодной и остатки супа просто выльются, чтобы сохранить остатки супа, нужно сохранить в целостности объемную кастрюлю, а на это средства есть только у капиталиста. И нужно понимать, чем объемней кастрюля, тем больше рабочих ею пользуются, значит, будут увеличиваться остатки супа. Присвоение капиталистом продукта труда происходит за счет наращивания количество рабочих, а не доли эксплуатации одного рабочего. Эта третья неочевидность, присваивается общественный прибавочный продукта, а не часть реальной зарплаты.

И четвертая неочевидность, обнищание рабочих происходит не по причине фактического снижения дохода, а из-за сокращения производства средств потребления. Капиталисты обогащаются не ради того, чтобы еще больше обогатиться. А ради социального статуса, возвышающего их над всем обществом. Сакральность богатства освобождает от посредственности повседневной жизни. Император наместник бога, а кое-где и воплощение бога, не мог соприкасаться с повседневным трудом, а должен был жить в роскоши, извращениях, расточительстве и вести себя вызывающе, что не свойственно повседневной жизни народа, такой контраст придавал иллюзия божества. А для поддержания такого образа жизни необходима рабочая сила, которая будет производить роскошь.

Капиталисты превращают капитал в роскошь, тем самым уничтожают свободный продукт труда. Так как капиталист владеет свободным продуктом труда, он может повышать зарплату в производстве роскоши. Рабочая сила в производстве будет сокращаться, а производство роскоши расти. Это приводит к сокращению производства средств потребления, выращивать зерно становится не так выгодно, как заниматься украшательством жизни богатых. А если средства потребления сокращаются, то на них растет цена, это стимулирует рабочих выращивать больше не зерна, а искать работу в производстве роскоши, где зарплата выше. Фактически рабочие стремятся найти средства существования за счет реального сокращения средств существования. Что приводит к полному разрушению баланса рабочей силы между отраслями в производстве.

***
Обнищание трудящихся масс, это не картина, наблюдаемая Оуэном или Энгельсом в Англии XIX века, а рост кредитных задолженностей. Рост долговых обязательств свидетельствует о сокращение доходов рабочих. Это указывает на падение производительности общественного труда, стоимость воспроизводства рабочей силы превышает стоимость созданного продукта труда. Тоже самое, что крестьянин ест зерна больше, чем его выращивает, постепенно залезая в долги. Обнищание трудящихся это не нищие и голодные, а вечные должники. И капитализм только приближается к своей агонии, и виден не коммунизм, а старый и добрый рабовладельческий строй, где одни будут работать и умирать, чтобы прокормить других.


Схожая тематика:

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Советский урбанизм. Наследие

Очень многие знают о форсированной индустриализации 30-ых гг, но почти ничего о форсированной урбанизации 60-ых гг. Многие слышали о хрущевках, но мало кто понимает, что это был масштабный процесс урбанизации. Именно в 60-ых гг, большинство населения СССР стало жить в городах. И именно в этот момент окончательно надломились колхозы, а урбанизм приобретает свои особенные черты.

Особенности в тотальном переустройстве ландшафта: зарыть болота, срыть горы, прорыть новые русла рек. В преданности к пятиэтажкам, которыми застраивали сплошь и рядом все города Союза, получился своего рода «Лучезарный город» в пять этажей. В любви к микрорайону, объединение нескольких кварталов в один комплекс, и обязательно с пустырем по середине. Страсть к большим магистралям, где для проезда из одного района в другой нужно ехать через центральную улицу. И особенно одержимость в массовом строительстве жилья, никогда и нигде в мире такого размаха не было. Во всей этой алхимии городской застройки лежали экономич…

Чем выше вертикаль власти, тем меньше в обществе порядка

«Без государства не будет порядка!» Разве? Если граждане не могут самостоятельно установить порядок, то этот порядок не смогут организовать и государственные служащие, потому что тогда чиновники — это граждане не способные самостоятельно установить порядок. А если чиновники все же могут установить порядок, тогда и граждане сами смогут это сделать. Это раз.

Ну а если для устранения бардака требуется государство, тогда государство средство борьбы с бардаком, а не инструмент наведения порядка. Если же в обществе установится порядок, государство утратит свою функцию, надобность. Поэтому в России всегда существовал общественный хаос, потому что только наличие бардака оправдывает надобность в «сильной руке». Это два.

И если общество слабое, то и «сильная рука» будет слабой. А если общество крепкое, то нет надобности в «сильной руке». Это три.

«Сильная рука» в России ассоциируется с армейской дисциплиной. Но когда говорят о том, что в армии все организованно и существует порядок, то забывают, ч…

Экология на страже капитализма

Экологи хотят принудить капитализм к ответственности если не перед людьми, то хоть перед природой. Пытаются воззвать к разумности, какой смысл обогащаться, если не успеешь потратить, человечество погибнет? Своего рода экологи ведут христианскую проповедь, призывающую грешников задуматься о содеянном перед приближающимся страшным судом.

Но проблема не в том, что капиталисты ведут себя неподобающе, а в не переосмыслении самой сути капитализма. Экологи хотят сохранить прибыль, но при этом чтобы капиталисты увеличили вложения в «зеленное производство». Это можно реализовать только при колоссальной эксплуатации рабочих. И какой смысл людям сохранять природу, если человек будет обречен все равно на гибель? Если не погибнешь в природных катаклизмах, так точно от экономического кризиса.

Мир для капиталистов — это линейное прогрессивное развитие, где можно из природы извлекать и накапливать прибыль, якобы двигатель экономики. Эта идея проникла из Просвещения о прогрессе человеческого развития. Д…

Руки прочь от цен

Низкая ценовая политика оправдывается защитой интересов бедных граждан. Тогда возникает логически вопрос: «А почему мы, граждане, бедные?» А бедные, потому что государство пытается контролировать рост цен. Но правительство контролирует цены не ради нашего благополучия, а ради нашей бедности. Бедность россиян основное условие конкурентоспособности экспортного сырья из России.

ВООБЩЕ рост доходов увеличивается, если продукт труда покупают дороже. Связано с тем, что рост доходов рабочих напрямую связан с производительностью труда. А производительность труда зависит от улучшения организации и усовершенствования орудий труда. И то и другое требуют вложений. Поэтому рост цен сопровождается накоплением в основные средства производства. В стоимости продукта будет все меньше живого труда рабочего и все больше труда овеществленного, стоимости оборудования. Но так как фактическая выработка в час (производительность труда) увеличилась, соответственно рабочие получают больше.

Например, рабочий получ…