К основному контенту

Сыр(ьев)ая экономика

Экономики стран в условиях мировой торговли зависят от природных преимуществ. Природное преимущество — это не то, чего в стране от природы много, а то, что в стране от природы дешевле производить, иными словами, затрачивать меньше труда для получения максимальной продукции. Не стоит путать приоритеты и преимущества для мирового и внутреннего рынка. То, что для мирового рынка будет нерентабельно, внутри страны может иметь косвенную целесообразность. В данном случае речь идет только о преимуществе международной торговли.

Например, в России много земли, но Азия и Южная Америка имеют преимущество в 2-3 раза в приросте биомассы. Значит, с 1га в год получат в 2-3 раза больше урожая или в 2-3 раза меньше усилий нужно затратить, чем в России. Россия может спокойно увеличивать посевную площадь, но за этим следует увеличение затрат труда. Это определяет неконкурентоспособность российской сельской продукции на мировом рынке.

Добыча сырья в России на столько же нерентабельна, на сколько и сельское хозяйство. Во-первых, для добычи сырья России нужна будет разветвленная инфраструктуры, покрывающая огромную территорию. Плюс, очень сложные климатические и географические условия, что дополнительно повысит издержки на эксплуатацию огромной инфраструктуры, приведет к удорожанию сырья. Россия «богата» сырьем за счет огромной территории, правильней говорит, что в стране «много» ресурсов. Быть богатой сырьем, значит, иметь высокую концентрацию сырья в одном месте, что позволяет затратить меньше труда, и извлечь много ресурсов. В России сырье разбросано по территории, огромные объемы ресурсов страны просто общая сумма.


Страна может быть богатой, а народ бедным. Например, с каждого россиянина (147млн) по одной копейке , и государство получит, округляя, 1,5млн руб. Но от этого каждый из нас не станет богаче. Получается, Россия сырьем богата, а регионы ими бедны.

Вот для добычи разбросанного по всей территории ресурсов и потребуется разветвленная инфраструктура: автомобильные магистрали, железные дороги, склады, причалы, техника, города и т.п. В своей чистой ценности извлекаемое сырье не окупит вложения в инфраструктуру.

Во-вторых, к проблеме колоссальной инфраструктуры для экспорта сырья добавляются колоссальные затраты на транспортировку сырья. Например, автодорогой из Кемерово, Кузбасс центр Сибири, до порта Советская Гавань, Хабаровский край, 5 300 км, а до Находки, Приморский край, 5 600 км. А в другую сторону, Петербург 4 000 км, а Новороссийск, Краснодарский край, 4 500 км. В России от атлантического до тихого побережья путь составляет около 10 000 км. Для примера, Лиссабон-Варшава около 3 300 км автодорогой, это через всю Европу. Или Канада: Квебек, атлантическое побережье, до Ванкувера, тихоокеанское побережье, 4 800 км автодорогой. А в США: Сиэтл, на севере тихоокеанское побережье, до Майами, на юге атлантического побережья, 5 300 км автодорогой. [Магистрали автодорог и железные дорог с небольшими погрешностями в километрах совпадают, поэтому расстояния автодорогой взято и для расстояния железной дорогой.]

Для других стран, транспортировка из центра страны в два раза короче, чем в России. И большую часть грузов, особенно в Европе, транспортируют морским путем. Сырье — это объемный груз с минимальной стоимостью на единицу массы. Мало того, что огромные расстояния, так еще и нет возможности транспортировать дешевым водным путем. Российская речная навигация длится около 100-140 дней, что делает водный путь транспортировки не рентабельным. А железные дороги вспомогательны на коротких расстояния 300-500 км (взяты из размеров индустриальных европейских стран), в России оно превышает в 10 раз.

В-третьих, к колоссальным вложениям в инфраструктуру с высокими издержками на транспортировку, добавляется высокая стоимость добычи сырья. Себестоимость российского сырья в 2-3 раза превышает мировые показатели. 60% территории России — это вечная мерзлота, именно в этой вечной мерзлоте залегает основное «богатство» России.

И в-четвертых, переход от производящей (индустриальной) к добывающей экономике сопровождается высвобождением большой массы рабочих. Что не минуемо добавляет к стоимости добытого сырья социальные издержки. В таких сырьевых экономиках как страны Канада или Австралия рабочая сила сбалансирована с потребностью добывающей отрасли.

Оправдывать перспективность российской добычи сырья на экспорт тем, что к ресурсам России проявляют интерес международные компании абсурден. Это указывает на отсутствие экономического понимания у правительства, а у российского бизнеса деловитости. Транснациональным корпорациям интересна не ценность российского сырья, а увеличение объема добычи. Транснациональные корпорации готовы пожертвовать прибылью с тонны сырья, ради повышения общего объема добычи, увеличив общую прибыль компании.  При увеличении спроса, для наращивая объемов, в использование вводят менее прибыльные области по добыче сырья, отсюда, интерес к российскому сырью.

Российские нувориши думают, что если интерес к ресурсам проявляют международные компании, то зачем делиться, если можно самим добывать и богатеть. Нувориши богатеют на добыче сырья только за счет граждан страны. Российское правительство не может допустить международные компании к добыче сырья, потому что это торговые конкуренты, которым извлечение российских ресурсов обойдется дешевле, чем самим российским компаниям. Транснациональные корпорации владеют разными областями добычи сырья, что позволяет распределять издержки компании на все добытые ресурсы. Российские компании могут понижать себестоимость только за счет государственных субсидий и снижением зарплат рабочим.

Сырьевой потенциал для России сугубо локален, второстепенен. В Союзе ССР добыча сырья определялась масштабами производства. Крупное производство с низкой себестоимостью продукции компенсировало издержки на добыче сырья. Инфраструктура так же выстраивалась под крупную промышленность, а не на добычу сырья. А транспортировка конечных продуктов труда с высокой ценностью на единицу массы компенсировала издержки на расстоянии. И транспортировка была сбалансирована. В одну сторону двигалось сырье с низкой ценностью, а в другую сторону двигались готовые материалы с большей ценностью, что понижало себестоимость транспортировки. А при экспорте, в одну сторону движется сырье, а в обратную пустые составы, что повышает себестоимость транспортировки.

Россия совместно с международными компаниями сможет добывать ресурсы при наличии внутреннего рынка, который данное сырье и будет поглощать. Добывая совместно, Россия сможет для своей промышленности получить сырье с меньшими издержками, чем если она это будет «делать сама».

А если говорить о природных преимуществах России, так это рабочая сила и электроэнергия. Приоритет в энергоемких отраслях в Сибирском субконтиненте. Реки Енисей и Иртыш в Сибири, Лена в Якутии, Амур и Колыма в Тихоокеанском регионе с мощнейшими энергетическим потенциалом. Для этого потребуется менее масштабная инфраструктура благодаря транспортировке продукции с большей ценностью, чем сырье.

Но в отличие от сырья, для использования природного потенциала России (энергетика и рабочая сила) нужно уметь создавать ценности, выгодно производить то, что потом и с прибылью продастся. Добыча сырья позволяет обогащаться здесь и сейчас, не заботясь о завтрашнем дне. Пока в России царствуют торгаши, знающие только где и что ухватить и куда и что продать, страна будет бедной и лишена будущего.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Советский урбанизм. Наследие

Очень многие знают о форсированной индустриализации 30-ых гг, но почти ничего о форсированной урбанизации 60-ых гг. Многие слышали о хрущевках, но мало кто понимает, что это был масштабный процесс урбанизации. Именно в 60-ых гг, большинство населения СССР стало жить в городах. И именно в этот момент окончательно надломились колхозы, а урбанизм приобретает свои особенные черты.

Особенности в тотальном переустройстве ландшафта: зарыть болота, срыть горы, прорыть новые русла рек. В преданности к пятиэтажкам, которыми застраивали сплошь и рядом все города Союза, получился своего рода «Лучезарный город» в пять этажей. В любви к микрорайону, объединение нескольких кварталов в один комплекс, и обязательно с пустырем по середине. Страсть к большим магистралям, где для проезда из одного района в другой нужно ехать через центральную улицу. И особенно одержимость в массовом строительстве жилья, никогда и нигде в мире такого размаха не было. Во всей этой алхимии городской застройки лежали экономич…

Чем выше вертикаль власти, тем меньше в обществе порядка

«Без государства не будет порядка!» Разве? Если граждане не могут самостоятельно установить порядок, то этот порядок не смогут организовать и государственные служащие, потому что тогда чиновники — это граждане не способные самостоятельно установить порядок. А если чиновники все же могут установить порядок, тогда и граждане сами смогут это сделать. Это раз.

Ну а если для устранения бардака требуется государство, тогда государство средство борьбы с бардаком, а не инструмент наведения порядка. Если же в обществе установится порядок, государство утратит свою функцию, надобность. Поэтому в России всегда существовал общественный хаос, потому что только наличие бардака оправдывает надобность в «сильной руке». Это два.

И если общество слабое, то и «сильная рука» будет слабой. А если общество крепкое, то нет надобности в «сильной руке». Это три.

«Сильная рука» в России ассоциируется с армейской дисциплиной. Но когда говорят о том, что в армии все организованно и существует порядок, то забывают, ч…

Экология на страже капитализма

Экологи хотят принудить капитализм к ответственности если не перед людьми, то хоть перед природой. Пытаются воззвать к разумности, какой смысл обогащаться, если не успеешь потратить, человечество погибнет? Своего рода экологи ведут христианскую проповедь, призывающую грешников задуматься о содеянном перед приближающимся страшным судом.

Но проблема не в том, что капиталисты ведут себя неподобающе, а в не переосмыслении самой сути капитализма. Экологи хотят сохранить прибыль, но при этом чтобы капиталисты увеличили вложения в «зеленное производство». Это можно реализовать только при колоссальной эксплуатации рабочих. И какой смысл людям сохранять природу, если человек будет обречен все равно на гибель? Если не погибнешь в природных катаклизмах, так точно от экономического кризиса.

Мир для капиталистов — это линейное прогрессивное развитие, где можно из природы извлекать и накапливать прибыль, якобы двигатель экономики. Эта идея проникла из Просвещения о прогрессе человеческого развития. Д…

Руки прочь от цен

Низкая ценовая политика оправдывается защитой интересов бедных граждан. Тогда возникает логически вопрос: «А почему мы, граждане, бедные?» А бедные, потому что государство пытается контролировать рост цен. Но правительство контролирует цены не ради нашего благополучия, а ради нашей бедности. Бедность россиян основное условие конкурентоспособности экспортного сырья из России.

ВООБЩЕ рост доходов увеличивается, если продукт труда покупают дороже. Связано с тем, что рост доходов рабочих напрямую связан с производительностью труда. А производительность труда зависит от улучшения организации и усовершенствования орудий труда. И то и другое требуют вложений. Поэтому рост цен сопровождается накоплением в основные средства производства. В стоимости продукта будет все меньше живого труда рабочего и все больше труда овеществленного, стоимости оборудования. Но так как фактическая выработка в час (производительность труда) увеличилась, соответственно рабочие получают больше.

Например, рабочий получ…

Неочевидность эксплуатации

Социалист отличается от либерала тем, что рассматривает экономические отношения в своем единстве, в отличии от оппонента, видящего тоже самое в частностях. Экономические отношения — это не сумма его частей: фирм, домохозяйств и государства, а их единство в обращении. А если элементы находятся в неделимой связи, то должны иметь одну природу, и этим является труд, точней продукт труда. И возникает проблема, как общий продукт труда распределить между его частями.

Сложность распределения в том, что не весь продукт труда делится. Крестьянин из полученного урожая откладывает зерно на посев и часть оставляет себе, потому что зерно нужно не только для посева, но и для собственного пропитания, чтобы у рабочего были силы зерно посеять и собрать. Остатки урожая является прибавочным продуктом труда, который и делится. В условиях капиталистического производства буржуа не стесняясь делят стоимость воспроизводства рабочей силы. Цена рабочей силы для капиталиста есть размер заработной платы. Но зарабо…